Рубрикатор

Главная >> Книги >> Контркультура

Контркультура

Роман «99 франков» представляет собой злую сатиру на рекламный бизнес, безжалостно разоблачает этот безумный и полный превратностей мир, в котором все презирают друг друга и так бездарно растрачивается человеческий...
“Каникулы в коме” – дерзкая и смешная карикатура на современную французскую богему, считающую себя центром вселенной. На открытие новой дискотеки “Нужники” приглашены лучшие из лучших, сливки общества – артисты,...
Венедикт Ерофеев – явление в русской литературе яркое и неоднозначное. Его знаменитая поэма «Москва – Петушки», написанная еще в 1970 году, своего рода философская притча, произведение вне времени, ведь Ерофеев...
Владимир Петрович Дунаев, парторг оборонного завода, во время эвакуации предприятия в глубокий тыл и в результате трагического стечения обстоятельств отстает от своих и оказывается под обстрелом немецких танков....
«…Добежав до конца, Ольга распахнула торцевую дверь и оказалась в большом зале для заседаний. Стекла в широких окнах были выбиты, сугробы покрывали ряды гнилых кресел. Увязая по колени в снегу, Ольга пробежала по...
«Школа» – роман о том периоде жизни, который люди склонны не вспоминать – периоде стадности и полового созревания. О том, как из стада выходят гопники, превращающиеся затем либо в простых трудяг, либо в алкашей, либо...
В один день погибают две девушки. Женя Королева – предположительно отравлена. Мила Аксаланц – предположительно доведена до самоубийства. «Гуру по жизни» Юлик Горский и Антон, его Арчи Гудвин, расследуют эти две...
Остроумные и злые антиутопии… Изысканный и смешной сюрреализм и забавный, колоритный гиперреализм. Философские прозрения и великолепные игры на стилистическом, сюжетном и языковом уровне. Это – повести и...
Роман «Норма» – одно из самых ярких и многогранных произведений мастера альтернативной прозы Владимира Сорокина. Постмодернизм в этом романе изысканно переплетается с реализмом, «ближнее ретро» – с кафкианскими...
Вашему вниманию предлагается сборник произведений Владимира Сорокина «Пир». В сборник вошли рассказы: «Настя», «Concretные», «Аварон», «Банкет», «День русского едока», «Ю», «Лошадиный Суп», «Зеркаlо», «Пепел», «Машина»,...
…подобно Чингисхану на железной лошади, они восседают на своих монстрах-конях с огнедышащим анусом, отрывая с мясом крышки пивных банок и успевая пощупать за ляжку твою дочь, не рассчитывая на хороший прием, не моля...
«Варшава» – роман о ранних годах дикого (бело)русского капитализма, о первых «сникерсах» и поддельных, но таких дорогих сердцу джинсах Levi's, о близкой и заманчивой Европе и о тяжелой, но честной жизни последнего...
Единственный уцелевший из секты фанатиков-самоубийц. Пророк. Суперзвезда. Новый мессия, захлебнувшийся собственной славой – и проклинающий день, когда не умер. Он ведет в никуда пустой Боинг-747 – и рассказывает...
«Тридцатая любовь Марины» – история обретения настоящей любви главной героиней. Марина всю жизнь коллекционировала девушек, но истинная ее любовь будет совсем другой. Это, конечно, только самый верхний пласт...
«Низший пилотаж» – «Голый завтрак» по-русски. О жизни «винтовых» наркоманов. С медицинским послесловием.
«...теперь любой типограф, памятуя цитаты из министерского письма, уже не согласится тиражировать книжку под названием «Низший пилотаж», и семь раз отмерит, прежде чем дать добро на тиражирование иного другого опуса,...
Верхний и нижний. И никаких средних! Что вверху – то и внизу. А посередке – я с питерским эфом. Вчера привез. Сегодня сварю и вмажусь. А зачем я это пишу? Так, мало ли что... 300 тыщ знаков, в принципе достатошно. Может, я...
Самая скандальная книга второй половины ХХ века. Книга, которую осуждали и запрещали. Книга, которой исступленно восхищались. Книга, ставшая своеобразным «водоразделом», отграничивающим подлинный нонконформизм...
В новом романе Владимира Козлова, автора книг «Гопники» и «Школа», герой, тридцатилетний неудавшийся рок-музыкант, оставляет провинциальный город и переезжает в Москву в надежде как-то изменить свою жизнь. Но очень...
Невероятная, страшная и смешная история, которую каждый рассказывает по-своему. Двадцать три «человека искусства», которые приняли заманчивое предложение на три месяца отрешиться от мирской суеты и создать...
Венедикт Ерофеев – писатель и драматург, автор гениальной поэмы «Москва—Петушки» (1970) и пьесы «Вальпургиева ночь» (1985) – явление в русской литературе огромное и еще не до конца осмысленное. В краткой автобиографии...
Автор не несет ответственности за те обстоятельства, которые привели вас к покупке этой книги, а так же если вы вдруг умрете до, во время или после ее прочтения. Автор так же предупреждает, что чтение этого...
В новом романе Владимира Козлова «Домой» все та же жесть: все пьют пиво, младенцы матерятся, подростки бьют в лицо и по яйцам, девицы мочатся на избитых, герой падает камнем в болото, кругом трясина, гниль, кровь и...
Однажды 22-летний лидер панк-группы Саша Марков – от чьего лица написан роман – так характеризует свои музыкальные произведения: «Все – максимально простые: три аккорда в куплете, два в припеве. Тексты тоже простые....
Знаменитый испанец Артуро Перес-Реверте благословил Сергея Кузнецова на писательские подвиги и не ошибся: романы Кузнецова – образец увлекательной интеллектуальной литературы, где комизм переплетается с...
Второй том трилогии «Живые и взрослые». Прошло два года, герои разошлись по разным компаниям и школам, но внезапная опасность заставляет их снова собраться вместе. Каждому предстоит встреча с его потаенными...
Пылающие сектора стадионов многих городов мира. Массовые драки повсюду и со всеми. Далекие путешествия без денег и документов. Адреналин, разрывающий разум и переполняющий душу. Смешные, жуткие и поразительные...
«…Сосновый бор. Он всегда поражал Романа единством и монолитностью. Как сильно разнится он с простым смешанным лесом, высылающим навстречу путнику сначала кустарники с подростом, потом подлески и одиночные деревья,...
Первый роман Андрея Рубанова «Сажайте, и вырастет» (шорт-лист премии «Национальный бестселлер») поразил читателя своей открытостью, между автором и героем (полными тезками) почти не чувствовалось зазора, дистанции....
Шагаешь в ногу со временем, если на твоей футболке – портрет Че Гевары. И не важно, что ты не выговариваешь его имя. Пользуешься уважением однокурсников, если ты неформал и антиглобалист. И ничего, что ты и товарищи...
Наверх